Вальтер Вефер родился в 1887 году. Как и его будущий начальник Вернер фон Бломберг, он был уроженцем Померании, куда входил небольшой городок Позень (ныне польский город Познань). Отец его, Гунар Вефер служил секретарем у барона Генриха фон Брауна, родного дяди Вернера фон Брауна, будущего гениального конструктора. С юных лет Вальтера воспитали в духе пангерманизма, что в последствии скажется на политических воззрениях Вальтера.

Едва дождавшись совершеннолетия, Вальтер Вефер вступает в кайзеровскую армию в звании фаненюнкера. За восемь последующих лет он дослужился до должности командира взвода. Во время Первой Мировой Войны продвижение по службе значительно ускорилось: в 1915 году ему уже присваивается звание капитана, а через полтора года его приписывают к генеральному штабу, где он заставляет окружающих забыть о своем невысоком чине. С ним советуются полковники и генералы, признавая его выдающиеся способности в решении тактических и организационных проблем. Слух о талантливом штабисте стремительно распространяется среди офицеров всех фронтов и видов войск. Его имя уже связывается с легендами о чудесных победах над врагом.

В 1917 году генерал Эрих Людендорф назначает Вальтера Вефера своим адъютантом. Практически, это означает приобщение 35-летнего офицера к деятельности генерального штаба фельдмаршала Пауля фон Гинденбурга. Здесь он принимает непосредственное участие в разработке важнейших военных операций германских войск. Например, он был одним из авторов плана обороны в районе Шемен-де-Дам, за что получил особую благодарность от генерала Людендорфа.

С окончанием Первой Мировой Войны выдающиеся способности штабиста-оперативника оказались невостребованными. Его оставили в управлении личного состава рейхсвера, но настоящего дела практически не было. Однако, Вальтер Вефер не отчаивается и не думает ставить крест на военной карьере. Он поступает в военную академию, общается со своими фронтовыми друзьями, и, судя по общему настроению, надеется на скорое и кардинальное изменение ситуации.

После провала капповского путча командующим сухопутными войсками Веймарской республики становится генерал-полковник Ханс фон Зеект. Он не был лично знаком с Вефером раньше, поскольку заканчивал войну начальником штаба Турецкой армии, но слава молодого штабиста докатилась и до него. В итоге, фон Зеект привлекает Вефера к наиболее важной на тот момент работе.

Речь шла о новой военной концепции государства. Традиционные методы ведения позиционной войны, по мнению фон Зеекта, полностью дискредитировали себя. Необходимо было организовывать новую армию: мобильную, состоящую из хорошо подготовленных солдат и знающих свое дело офицеров. Мобильность была главной силой современной армии, поэтому на первый план выходили задачи подготовки танковых и авиационных соединений. Нужно было развивать технику и обучать специалистов, умеющих владеть ею в совершенстве. Для решения подобных задач требовались люди, способные отрешиться от традиционных представлений и находить принципиально новые подходы, а также делать все это, учитывая (точнее, не учитывать, но скрывать) Версальский мирный договор. Одним из таких людей стал Вальтер Вефер.

Сначала командующий предложил штабисту просто сотрудничество в важном для страны деле, но вскоре это сотрудничество переросло в личную дружбу. Сближению генерал-полковника и капитана способствовала их общая привычка к аккуратности и пунктуальности, граничащей с педантизмом. Высокие, стройные, голубоглазые и светловолосые, они были даже похоже друг на друга. Их вполне могли принимать за братьев. Были конечно и существенные различия: старшего «брата» за глаза называли «Сфинкс с моноклем», а младшего – «душка» или «хитроумный Одиссей».

Сотрудничество продолжалось недолго. После участия фон Зеекта в подавлении «Пивного путча» началась его травля. Правые газеты следили за каждым его шагом, раздувая его малейшие недочеты до масштабов национальной катастрофы. Все закончилось тем, что фон Зеекта отправили в отставку после того, как он предложил пост начальника военной подготовки вооруженных сил принцу Вильгельму, урожденному Гогенцоллерну.

В феврале 1926 года управление сухопутных сил министерства рейхсвера возглавил Курт фон Шлейхер. Уже через неделю после прихода нового начальника Веферу было присвоено звание майора. Но главное – опять началась настоящая работа.

Из-за запретов Версальского договора в стране одновременно сосуществовало несколько вооруженных сил. Каждая такая организация имела свой генеральный штаб, армию, источники снабжения, вооружение, словом, все, что необходимо для эффективного развития и действий в случае необходимости. В наихудшем положении были официальные войска, поскольку за ними следили иностранные наблюдатели и эксперты. За поведение остальных войск не отвечал никто, кроме них самих. Наиболее значимыми среди них были две группировки: военизированные подразделения Добровольческого корпуса и отряды СА. Перед Вефером стояла задача переманить одну из этих группировок на сторону рейхсвера и затем незаметно объединить ее вооруженные единицы с государственной армией.

Со штурмовиками ни в какую не хотели объединяться армейские офицеры, убежденные, что это может только опорочить армию, внеся в нее дух партизанщины и вызвав развал традиционной дисциплины. Да и руководство штурмовиков не слишком рвались к подчинению официальному командующему. Оставались военизированные отряды Добровольческого корпуса. Вальтер Вефер обращается к своему первому покровителю – барону Генриху фон Брауну, по-прежнему имеющему большое влияние на руководство Добровольческого корпуса. Совместными усилиями им за четыре года удалось почти половину военизированных подразделений корпуса тайно объединить с рейхсвером.

В 1930 году Вальтеру Веферу присвоили звание полковника.

В один день 30 января 1933 года канцлером Германии становится лидер НСДАП Адольф Гитлер, министром обороны – генерал Вернер фон Бломберг, а начальником управления военно-учебных заведений – полковник Вальтер Вефер. С проблемами министерства образования деятельность Вефера не имеет ничего общего, кроме материала – молодых людей, обучением которых рейхсвер занимался пока еще в тайне, но достаточно активно. Будущих авиаторов и танкистов посылали практиковаться в учебные центры СССР. Одной из важнейших баз подготовки стал учебный аэродром под Липецком. Нашел его и «разработал» именно Вальтер Вефер.

Но всего этого было мало для развития настоящего военно-воздушного флота Германии, о котором мечтали Гитлер с Бломбергом. Усилий Германа Геринга и его блестящего заместителя Эрхарда Мильха пока не хватало. Они сумели добыть средства для строительства самолетов и аэродромов, но Бломберг остро ощущал отсутствие в делах будущего люфтваффе стратегического размаха. Для достижения такого размаха Бломберг решается перебросить в Люфтваффе одного из своих лучших штабистов – Вальтера Вефера. При прощании с ним Бломберг с удовольствием поздравляет его с новым званием генерал-лейтенанта и с грустью резюмирует: «В его лице армия теряет будущего начальника генерального штаба».

Разумеется, еще организовывая обучение будущих пилотов, Вефер сталкивался с проблемами, связанными с созданием полноценного военно-воздушного флота Германии. Но только теперь он в полной мере осознал их громадность и труднорешаемость в существующих условиях. Прежде всего, необходимо было определить приоритетные направления развития. А направления развития, в свою очередь, зависели от вероятного противника, с которым могла столкнуться в будущих войнах Германия.

Справедливо рассудив, что внешняя политика зависит в основном от одного человека в Рейхе – Фюрера, Вефер попытался найти ответы на самые волновавшие его вопросы в речах Гитлера. Анализ высказываний Фюрера о дальнейшей внешнеполитической деятельности государства привел Вефера к выводу, что Гитлер нарочито избегает говорить о настоящих целях. Тогда он просто прочитал «Майн кампф» и понял, что главная действительная цель намечена не к югу Германии, а к северо-востоку. Необходимое жизненное пространство для арийской нации находится в России. Из этого следовало, что развивать нужно прежде всего строительство самолетов, подходящих для решения поставленной задачи.

Он убеждает Геринга и Мильха в необходимости создания тяжелых бомбардировщиков дальнего действия, способных достичь Урала. Он заказывает проект такого бомбардировщика, требуя соблюдения необходимых параметров: дальность полета – не менее 1500 км, бомбовая нагрузка – до 20 тонн, скорость – до 500 км/час, обеспечиваемая четырьмя мощными двигателями. Благодаря его умению ладить с людьми и неукротимой энергии, уже через два года на отечественных авиазаводах производятся готовые к летным испытаниям прототипы самолетов «Юнкерс-89» (Ju.89) и «Дорнье-19» (Do.19).

В тяжелейших условиях становления германской авиации большинство работников штаба вместе с высшим руководством постоянно интриговали, подсиживали друг друга, разрабатывали системы доносов и инсинуаций. Вальтер Вефер чудом оставался вне этих дворцовых страстей. Он со всеми был в прекрасных отношениях, практически не имел врагов, а главное – за ним не числилось никаких грехов. Его репутация оставалась незапятнанной, несмотря на истерию подозрительности и клеветы.

Вальтер Вефер не был профессиональным пилотом. За время Первой Мировой Войны он ни разу не сидел за штурвалом, за последующую жизнь налетал менее 200 часов. Это, конечно больше, чем мог бы похвастать любой молодой летчик из сталинских соколов, но для аса Люфтваффе маловато.

3 июня 1936 года у Вефера, как обычно, было очень плотное расписание. Утром он должен был выступить перед курсантами Дрезденского военно-воздушного училища, затем вылететь в Берлин на похороны героя войны Карла Лицмана, а оттуда в Варнемюнд на обсуждение очередного проекта нового бомбардировщика. Обычно все эти перелеты обслуживались опытными летчиками, привычно дежурившими возле готового взлететь самолета. На этот раз летчик куда-то отошел. Вефер нервничал, злился, заставил механиков искать пилота. Из-за этого никто не произвел обязательный предполетный осмотр самолета. Появившегося наконец пилота Вефер втолкнул в кабину, забрался сам… Самолет, едва оторвавшись от грунта, накренился, врезался носом в землю и взорвался. Причиной гибели оказались зафиксированные крепления элеронов. Даже беглый осмотр мог бы предотвратить катастрофу.

На похоронах Вефера, безутешно рыдая, рейхсмаршал Герман Геринг произнес прощальную речь: «Он был вдохновляющим примером для всех нас – целеустремленный, скромный, великий человек и блестящий офицер. Нет слов, чтобы описать его вклад в общее дело. То, что Люфтваффе существуют сегодня – это результат его неустанной работы».

Все, кто знал Вефера, вспоминали его как человека, обладавшего невероятным даром предвидения, чувством такта, талантом дипломата и военным гением. Вефер был офицером, воплотившем в себе лучшие традиции германского Генерального штаба, и единственным старшим офицером Люфтваффе, проявившим талант стратега.

Без его неустанной работы и хлещущей энергии четырехмоторный тяжелый бомбардировщик так и не был запущен в серийное производство. Это оказало решающее влияние на весь ход Второй Мировой Войны, поскольку без него Люфтваффе оказались неспособными поддержать действия флота в «битве за Атлантику», не сумели нанести сокрушительный удар по промышленным и военным объектам Великобритании, а производственные мощности Советского Союза вообще оказались вне зоны досягаемости Люфтваффе.

увеличить